Православный календарь

Важные ссылки
Указ патриарха Кирилла
Перенесение мощей святителя и чудотворца Николая из Мир Ликийских в Бар.

Сотрудники сайта собора поздравляют всех верующих с днем памяти Святителя Николая и дарят рассказ Алексея Низовцева "Великая Суббота".

Великая Суббота

В Великую Субботу, наконец, пришла весна, свежая, долгожданная. Выкатилась наливным ароматным яблочком. Всё вокруг задышало, запело, наполняясь ожившими золотистыми красками. Не верилось, что еще вчера это звенящее лазурное небо нависало над селом выцветшей бездушной громадиной. Маслянистыми ручьями весна озорно, вприпрыжку, разбегалась по оврагам, вдоль дорог, спешила расплавить олово снегов к празднику.

По разбитой хлябистой дороге к храму неспешно подъезжали машины. Небольшая стоянка была переполнена, и вереница сверкающих автомобилей, словно дочиста отмывшихся замарашек, тянулась в сторону леса, заполняя собой обочины. И этот лес, уже привычно заснеженный, открыточный, резко поредел, истончился. Словно тысячи белесых идолов оплавились, стекли на еще черствую, но жадно дышащую землю, смиренно ожидая Его прихода. В силуэтах берез, осин уже не было прежней плавности, облачности. Они нервно вздрагивали от каждого дуновения, как нашкодившие дети жались друг к дружке, ища поддержку перед великим таинством возрождения. И только ели вокруг невозмутимо шептали небу свои тайны.

Жмурясь от непривычного, почти забытого солнца, люди шумно выходили из машин, смеялись, приветствовали знакомых. Как водится: кто улыбаясь, кто переругиваясь, бережно доставали из багажников и с задних сидений красивые плетеные корзины с пасхальными яйцами и куличами. Но сквозь радостную суету проступало едва заметное ожидание необъяснимого, самого главного, что уже скоро случится и наполнит смыслом эту жизнь.

Невзрачные дощатые столы, составленные в длинный ряд, за несколько минут расцвели куличами, писанками, крашенками, творожными пасхами. Словно скатерть-самобранка развернула под пронзительно чистым небом свои богатства. Коренастые куличи упитанными неповоротливыми барами, важничая, заняли лучшие места, задвинув к краю столов судки и тазики с яичками. Каких только не было! Луковые, пестрые, с наклейками, в затейливых узорах, будто хохломская кисть расписывала их скорлупки. Блестели на солнце намасленными бочками – диво дивное! Терпкий запах зажженных свечей мешался с ароматом свежей сдобы, с мягким дыханием народившейся весны, кружил головы. И буковки «ХВ» повсюду, наклеенные, шоколадные, глазурные – праздник идет!

Николай поставил большую лакированную корзину, похожую на подрумяненный плетеный пирог, на край стола и улыбнулся соседям. На эту тихую открытую улыбку нельзя было не ответить. Ветер по-свойски как старый приятель взъерошил его темно-русые волосы. Робкие попытки вернуть прежнюю аккуратность были бесполезны. К тому же Николаю шла эта озорная взлохмаченность, она словно смахивала с его лица излишнюю серьезность.

Недалеко от храма у его родителей была дача, но встретить здесь Пасху они решили в первый раз. Приболевшая жена Ольга отправила его с сыном Кирюшей, шустрым мальчишечкой лет восьми, освящать куличи. Когда их кроссовер свернул на проселочную дорогу, Кирюша зачарованно впился глазами в этот красный, с рыжинкой, храм, посреди голого поля похожий на елочную игрушку. Аккуратная колоколенка точно взлетала ввысь, блестящие купола-луковки, обмакнутые в налившуюся синеву неба, казалось, ожили с пасхальной открытки. И сколько людей вокруг, машин! Волнительно, радостно затрепыхалось сердечко!

Николай сдернул с корзины полотенце, и два пузатых крепких кулича задышали, подбоченились под ярким полуденным солнцем. Их густо политые глазурью макушки украшали изящные буковки «ХВ» и маковки церквей из разноцветной цукатной крошки.

«Красотища какая! Мама, ты просто волшебница!», – Кирюша даже зажмурился от удовольствия, когда Ольга гордо поставила перед ним свои творения. Теперь он любопытным зверьком крутился вокруг столов, заглядывая в соседские корзины. Придирчиво осмотрев их содержимое, Кирюша победно надул губки и радостно прошептал отцу:

– Всё равно у нас всё самое красивое!

– Не надо так говорить, Кирюш, – ласково, но с металлической стружечкой в голосе поправил его отец. – Это же не соревнование. Все старались, готовили. Великий праздник впереди.

Их никто не услышал, слова затерялись в густом многоголосье. Этот гул не был развязным, рыночным, когда чей-то выкрик лихо взмывает над головами

прохожих, словно рисуясь, и хлестко, наотмашь, бросается вниз: «Ай, да я! Любуйтесь мною!» Казалось, ночное море перемешивало тысячи прибрежных камней, чтобы они шептали друг другу о своей изменчивой судьбе, тихо, вдумчиво. Но люди не камни, нет-нет, да и занимались в разных концах стола всполохи страстей, чтобы спустя мгновения стыдливо угаснуть:

– Молодые люди, вам, что, сложно подвинуться?! Видите, у меня корзина не встает.

– Женщина, успокойтесь! Всем места хватит. Давайте хоть в такой день цапаться не будем.

…– Привет, Петрович! Давно тебя не видел. Как спина? Стало полегче?..

…– Ой, какие у вас куличи, девушка, красивые! Просто прелесть. Вы их чем покрывали? Я вот свои в магазине купила. У меня в среду духовка сломалась, а мастер только на следующей неделе приедет. Обидно так…

…– Что-то долго отец Сергий не выходит. Пора бы уж! Уже полчаса, наверное, ждем.

– Мама, куда ты всё торопишься! Смотри, какое солнышко, небо голубое! Наслаждайся!

Гудел улей, дружно, празднично!

Батюшка появился внезапно, тихо. В белом праздничном облачении он словно выплыл из дверей храма веселым облачком. Подобрался народ, зашелестел: «Отец Сергий! Отец Сергий идет!»

Рослый, подтянутый, с моложавым улыбчивым лицом, запрятанным в густую чуть рыжеватую бороду, он занебесно добрыми глазами с едва уловимым детским любопытством рассматривал свою паству. В его облике не было напускной важности или строгости, хотелось запросто подойти к нему и раскрыть душу, попросить благословения. За отцом Сергеем шел совсем молоденький алтарник в золотистом стихаре с голубеньким ведерком со святой водой.

– Мишаня-то наш сегодня как солнечный лучик! – по-матерински нежно выдохнула одна из женщин. Мишаня радостно помахал ей свободной рукой.

– Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, помилуй нас, – голос отца Сергия звучал бархатно, празднично.

 

Фото: Плодухин А.

Фотогалерея:

* Для быстрой навигации по галерее используйте клавишу "Shift" и колесико мыши

Наши партнеры:

banner.jpg banner.jpg banner.jpg baner.jpg Яндекс.Метрика GISMETEO: Погода по г.Саранск

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет